english
suomeksi

Сулины.
клуб однофамильцев

Герб полковника Андрея Сулина

Сергей Федорович Сулин

Поэт Сергей Федорович Сулин

Чибисова С.П., завотделом
Новочеркасского музея истории донского казачества


Забытое имя. Донской поэт С. Ф. Сулин (1873—1944).


Донское казачество дало России и миру множество талантливых деятелей в самых разных сферах человеческой деятельности. Одним из них был Сергей Федорович Сулин — полковник, поэт, журналист и театральный деятель, автор казачьих песен, 140 лет со дня рождения которого исполняется в следующем году. Его жизненный путь начался в Новочеркасске и завершился вдали от родины, в болгарском Бургасе. Последнюю треть своей жизни Сергей Сулин провел на чужбине, но мысли о России, о родном Доне никогда не оставляли его. В Новочеркасске оставалась его престарелая мать, которую он нежно любил и с которой ухитрялся поддерживать переписку до ее смерти в 1929 году.

В одном из частных архивов Новочеркасска сохранились две старинные фотографии. На первой из них, сделанной 9 июля 1880 года в мастерской П. Петрова на Платовском проспекте, изображен семилетний мальчик в клетчатом костюмчике. Облокотившись на балюстраду, он серьезно смотрит в объектив. На обороте снимка оставлена размашистая надпись выцветшими фиолетовыми чернилами: «Родному, милому папе от сына». Другая фотография, сделанная на курорте Монтрё в Швейцарии в начале ХХ века, сохранила облик старинной барыни, суровой и даже грозной, которую бережно поддерживает под руку молодой человек в светлом костюме. Согласно семейному преданию владельцев, на снимках была изображена Надежда Сулина и ее сын, впоследствии белогвардеец и эмигрант.

Лица, которых теперь не встретишь, запечатленные на старинных фотографиях, остались в памяти. Захотелось проследить судьбу одного из донских эмигрантов первой волны, вывести из небытия его забытое имя. Результаты этой работы и составляют содержание моего доклада. Источниками для него послужили Генеалогические сборники, изданные Корягиным, газета «Донские областные ведомости», немногочисленные современные публикации по истории русской эмиграции в Болгарии и описи Российского Государственного архива литературы и искусства, где хранится именной фонд С. Ф. Сулина (фонд 2273), состоящий из 210 единиц хранения за 1918-1944 гг.

Удалось установить, что происхождение Сергея Федоровича Сулина по мужской линии ведется от известного донского старшинского рода, в котором были и войсковые и походные атаманы. Таковым был его прапрадед генерал-лейтенант Яков Никифорович Сулин (1741-?), участник Семилетней войны, где отличился в «действительных сражениях», имевший золотую медаль «за исправную и усердную его службу в походе».1 Вероятно, подобно другим представителям донской верхушки: Ефремову, Иловайскому, Денисову — он уже тогда был причислен к дворянству и получил родовой герб.

Прадед — подполковник Яков Яковлевич Сулин (1776—1831), казак Новочеркасской станицы, участвовал в войне с турками в 1791-1792 гг. в бригаде генерал-майора М. И. Платова.2 Дед, полковник, казак Нижне-Новочеркасской станицы, Сергей Яковлевич Сулин (1802-?), служил в лейб-гвардии Казачьем Его Величества полку.3 Вероятно, за свою службу он был пожалован землями в Донецком округе, поскольку его дети имели там потомственные владения, и сын Федор числился уже казаком Каменской станицы. Окончив Одесскую частную классическую гимназию, Федор Сергеевич Сулин (1847-?) службу начал унтер-офицером лейб-гвардии Казачьего полка с 27 апреля 1867 года, через 2 года был произведен в корнеты (26 февраля 1869 г.), а еще через год вышел в отставку по домашним обстоятельствам с чином поручика (31 июля 1870 г.). Вскоре он женился на дочери полковника Кирсановой Надежде Федоровне.4 Вновь на службу отец С. Ф. Сулина вернулся сотником с 17 августа 1878 г.; в полку № 2 с 4 мая 1879 года, дальнейшая судьба по источникам не прослеживается.

Мать С. Ф. Сулина — Надежда Федоровна (1852-1929?) была дочерью полковника Кирсанова Федора Ивановича (1812-?), казака станицы Кочетовской. О высоком общественном статусе семейства Кирсановых говорит тот факт, что семья, включая дочерей, получила пригласительные билеты на бал в дни визита в Новочеркасск императора Александра II в 1872 году.

Один из прадедов С. Ф. Сулина по материнской линии, генерал-майор Золотарев Василий Степанович был участником русско-турецкой войны 1828-1829 гг., и был награжден орденом св. Георгия IV кл. На портрете, помещенном в экспозиции Музея истории донского казачества, полковник В. С. Золотарев изображен в казачьем мундире Войска Донского образца 1814 года, на левой стороне груди имеется среди других знак ордена cв. великомученика и Победоносца Георгия IV класса.

Для характеристики ближнего родственного окружения С. Ф. Сулина интересно отметить, что две родные его тетки вышли замуж за представителей донской казачьей «аристократии». Елизавета Сергеевна Сулина была второй супругой генерала от кавалерии Александра Павловича Хрещатицкого (1809-1888), Георгиевского кавалера Крымской войны, а с 1859 года — походного атамана Донских полков, состоявших при Кавказской армии. Вторая сестра отца, Прасковья Сергеевна Сулина, была замужем за войсковым старшиной Николаем Николаевичем Карповым (1840-?), участником Крымской и русско-турецкой войны за освобождение Болгарии, потомком героя Отечественной войны 1812 года А. А. Карпова.

Таким образом, с раннего детства Сергея Сулина окружал дух патриотизма и служения Родине.

Сергей Федорович Сулин родился 13 июня 1873 года, числился по отцу казаком станицы Каменской. Образование он получил в Донском Императора Александра III кадетском корпусе, который окончил в 1892 году. Навсегда он сохранил воспоминания о семье кадет-Левачевцев и о директоре генерале от инфантерии И. М. Левачеве, на смерть которого в 1901 году написал прекрасные стихи.5

Будучи среди лучших воспитанников Сергей Сулин был зачислен юнкером в Николаевское кавалерийское училище с 31 августа 1892 года. Окончив училище по 1 разряду, он был произведен в хорунжие 8 августа 1894 года. Согласно послужному списку на 1894 год он был холост.6 В дальнейшем о семье его никаких сведений неизвестно, возможно, что женат он не был. Большую привязанность он питал к своей матушке, неоднократно посвящая ей стихи и воспевая ее «дорогой образ».

В Новочеркасске Сулины снимали квартиру из семи комнат с платой 1 200 рублей в год, на углу Платовского проспекта и Воспитательной (ныне Фрунзе) улицы. Дом этот сохранился, но надстроен второй этаж.

Средства позволяли Сулиным путешествовать по Европе, особенно им полюбилась Швейцария с ее Альпами и курортными городками на озерах.

В 1905 году С. Ф. Сулин служил при Новочеркасском казачьем юнкерском училище, он присутствует на групповых снимках чинов училища, которые хранятся в фотофонде НМИДК. Высочайшим приказом от 14 августа 1910 года состоящий в комплекте донских казачьих полков есаул С. Ф. Сулин был зачислен в запас по Донскому казачьему войску.7

Находясь на военной службе, Сергей Сулин, как и многие молодые офицеры того времени, увлекался поэзией и театром. Он писал и публиковал в печати материалы о русских писателях, театральные заметки, очерки о донской поэзии. Печатался в журналах «Разведчик», «Призыв» (Таганрог, 1910), газете «Донские областные ведомости» (с 1912). Свои литературные заметки он подписывал псевдонимом «Ольховский».8

Первое отдельное издание его произведений под названием «Стихотворения Сергея Сулина» увидело свет в 1908 году в Санкт-Петербурге, в год 35-летия автора. Это 140-страничный том, экземпляр которого сохранился в отделе дореволюционной литературы Новочеркасской городской библиотеки имени А. С. Пушкина. Книга состоит из трех разделов, характеризующих все творчество поэта. В первом разделе помещена лирика, во втором, под названием «Песни Тироля», - впечатления об альпийском путешествии, в третьем – юмористические стихотворения.

С началом I Мировой войны С. Ф. Сулин возвращается в армию. В 1915 году в Новочеркасске была напечатана небольшая по объему, всего в 20 страниц, его следующая книга «Вторая отечественная война 1914-1915 гг. Сборник стихотворений к современным событиям». Тираж ее составил 6 тысяч экземпляров и две книжки сохранились в отделе краеведения Новочеркасской городской библиотеки имени А.С. Пушкина.

Главным достоинством стихов Сергея Сулина, помещенных в этом сборнике, является, без сомнения, их патриотизм. Написанные в контексте своей эпохи, отображая ее, они помогают ее лучше понять и осознать. В строчках донского поэта нашло отражение представление о России как о Святой Руси, которая борется за правду с жестокими германцами в самой кровопролитной войне. Говорится о подвиге русского народа и отдельного солдата, его духовном превосходстве над жестоким тевтоном-противником, героизме русских солдат и донских казаков, беспощадно разящих врага. В пример можно привести строки из стихотворения «Дон поднялся».9


Быстро, грозно и спокойно,
Словно сбросив мирный сон,
На врага, как встарь, достойно
Весь поднялся Тихий Дон.

И на рати немцев с гиком,
Как видения легки,
Смерть неся на страшных пиках,
Мчатся лавой казаки.


«Военные» стихи С. Ф. Сулина написаны в духе народных популярных изданий, для которых уничижительное изображение противника было нормой. Особое отношение было к донским казакам, чья удаль особо превозносилась современниками, и олицетворением которой стал образ Кузьмы Крючкова. Неудивительно в числе героев С. Ф. Сулина наряду с великим князем Николаем Николаевичем, Нестеровым, Брусиловым или Крючковым обнаружить генералов Рузского и Селиванова, ныне почти забытых – обо всех о них активно писали газеты того времени. С патриотическими статьями перекликаются и строчки о духовном богатстве русской армии, и трусость противника, и образ Святой Руси, и изображение спокойствия уходящих на фронт солдат, осознающих важность происходящего, и их стремление жертвовать собой. В «военных» стихах С. Ф. Сулина создан идеализированный образ героев, казаков и русских солдат, побеждающих жестокого врага. Отдельное стихотворение посвящено ранению «отважного, храброго» генерала А. М. Каледина, «любимого вождя лихих, прославленных солдат»10, которого С. Сулин знал лично.

В годы гражданской войны С. Ф. Сулин сражался в рядах Донской армии сначала на Дону, а затем в Крыму. Вместе с Донским корпусом Русской армии генерала Врангеля он прошел тернистый путь эвакуации, находился в лагерях Галлиполи и Лемноса. Здесь он проявил себя как замечательный организатор культурного досуга и создатель драматического театра.

Удивительно, что в невероятно тяжелых условиях Лемноса, каменистого острова, продуваемого всеми ветрами, где приходилось ютиться в палатках, русские изгнанники реализовывали свои творческие возможности и удовлетворяли эстетические потребности с помощью театра. После переезда на Лемнос возникли два (!) импровизированных театра: один из них – драматический – был создан в Донском корпусе полковником С. Ф. Сулиным. Об этом театре рассказывается в книге «Казаки в Чаталдже и на Лемносе в 1920-1921 годах», изданной в 1924 году штабом Донского корпуса.

С первых же дней по размещении Корпуса на Лемносе, в конце ноября и в декабре 1920 года, были предприняты попытки устройства любительских спектаклей. Штаб Корпуса пытался организовать общественный кинематограф, но это начинание не удалось, и после первого сеанса кинематограф прекратил свою деятельность.

О театре, руководимом С. Ф. Сулиным, сохранились следующие свидетельства современников: «Сцена была оборудована в одном из бараков на пристани, занавес был из одеял, декорации освежены работами своих же художников; из американских пижам и прочих подарков понаделали костюмы, казавшиеся довольно эффектными на сцене, появился хороший грим. Благодаря любовному отношению к делу руководителей театра репертуар был подобран очень тщательно, с большой разборчивостью. Ставили чеховские вещи, ставили даже Островского, драматические отрывки из Пушкина («Скупой рыцарь» и др.) и другие классические пьесы. Уступая настойчивым требованиям публики, желавшей хоть немного забыться от нудной лагерной жизни и посмеяться, ставили и фарсы, и веселые водевили и другие смешные пьесы, но в основе деятельности театра всегда лежал серьезный репертуар, имеющий воспитательное значение для казаков».11

Труппа корпусного театра насчитывала около 15 человек профессиональных артистов. Более или менее крупных имен не было, но некоторые из актеров обладали солидным сценическим стажем: в 10, 15 и даже свыше 20 лет.

Театром было поставлено более 80 спектаклей. Среди них: Островский – «Без вины виноватые», «Волки и овцы», «На бойком месте», «В чужом пиру похмелье», «Гроза», «Доходное место», «Бешеные деньга», «Женитьба Белугина»; Рышков – «Змейка», «Первая ласточка», «Начало карьеры»; Чехов – «Вишневый сад», «Юбилей», «Свадьба», «Медведь» и «Предложение»; Гоголь – «Ревизор»; Андреев – «Тот, кто получает пощечины»; Арцыбашев – «Ревность»; Найденов – «Дети Ванюшина»; Сургучев – «Торговый дом»; А. Толстой – «Царь Федор Иоаннович»; Мольнар – «Чорт» и др.

Ставились также переделанные пьесы: «Обрыв», «Ограбленная почта», водевили с пением («Иванов Павел», «Чихающий покойник»), фарсы с переодеванием («Тетка Чарлея», «Любовь испанки») и т. д. Наибольшее число спектаклей выдержал фарс «Любовь испанки» – 6 спектаклей, затем «Тетка Чарлея» – 4 раза. Островский, Рышков, Арцыбашев выдерживали по 2–3 спектакля, а «Вишневый сад» разделил участь «Ограбленной почты» и прошел только один раз. Пьесы переделывал сам С. Ф. Сулин, выступая одновременно в ролях сценариста, режиссера и директора театра.

Корпусной театр пользовался большой популярностью как среди казаков, так и у греков: «Значительно количество билетов уделялось гостям-грекам», и у хозяев острова, англичан и французов. «Трудно описать, с каким интересом следили иностранные гости за представлениями, в особый восторг их приводили лихие казачки и удалые лезгинки, мастерски исполнявшиеся казаками».12

В 1922 году большая часть донских казаков переехала в Болгарию, правительство которой согласилось их принять. Всего в Болгарии оказалось 35 000 pуccкиx эмигрантов – солдаты и офицеры армии генерала П. Н. Врангеля и гражданские беженцы. Среди них были изгнанные революцией ученые, журналисты, писатели, художники, актеры, режиссеры и др. – в целом около 7 000 интеллигентов. Среди этих последних был и полковник Сергей Сулин.

В конце 1922 года был создан Комитет по делам русских беженцев, со смешанным болгаро-руccким составом служащих. Болгарский парламент разрешил принимать беженцев на государственную службу. В местах расселения руccкиx правительство поддерживает их стремление сохранить национальную идентичность: в стране начинают свободно работать руccкиe эмигрантские организации, руccкиe школы, труппы художественной самодеятельности, руccкиe клубы и т. д.

В первые годы жизни в Болгарии в октябре 1921 - феврале 1923 года С. Ф. Сулин (Ольховский) являлся директором организованного им Русского передвижного театра в городе Ямболе.

Время правительства в Болгарии, образованного союзом буржуазных партий «Дeмoкpaтический сговор» (1923-1930) можно назвать «золотым веком» для руccкиx беженцев. В основе болгарской эмиграционной политики был положен принцип уважения национальной идентичности эмигрантов, регулярное финансирование учебных заведений со стороны государства, финансовая помощь инвалидам и больным, обеспечение нормальных условий профессиональной реализации трудоспособных. Для нужд русской эмигрантской общины государство выделяло 11-12 млн. левов в год. Русские школы сохранили свои учебные программы, выпускники школ пользовались такими же правами, как и их болгарские ровесники, при получении дипломов об образовании и поступлении в болгарские высшие учебные заведения. Была сформирована целая сеть русских общественных организаций.

В 1923-1926 годах С. Ф. Сулин был преподавателем Галлиполийской русской гимназии в Тырново-Саймене и режиссером любительской труппы при гимназии. В это время он близко сдружился с товарищами-поэтами из эмигрантской среды А. В. Бинецким, Г. Даниловым, А. П. Дехтеревым, Г. П. Жуковым, М. Д. Каратеевым. В фонде С. Ф. Сулина в РГАЛИ сохранилась рукописная тетрадь с их фотографиями и стихотворениями, посвященными С. Ф. Сулину.

В 1920-1939 годах организации донского казачества в Болгарии, такие как Штаб Донского казачьего корпуса, Донской офицерский резерв, Бургасская казачья станица, Галлиполийская гимназия и другие выдают С. Ф. Сулину удостоверения о его правах по устройству концертов и спектаклей. Он постоянно занимается, как директор созданного им Русского драматического театра в Бургасе, вопросами организации спектаклей и концертов, снабжения артистов, получает благодарственные письма за представления.

С марта 1927 по май 1942 С. Ф. Сулин был членом Русского клуба в Бургасе, постоянно участвуя во всех его мероприятиях. Он вел активную общественную жизнь, посещая собрания русских общественных организаций городов Бургаса, Сливена, принимал участие в организации русской столовой, оказывал постоянную помощь в постановке спектаклей труппы Бургасской казачьей станицы. В 1920-1930-е годы С. Ф. Сулин на общественных началах исполнял должность библиотекаря, им были составлены списки книг библиотек Русского клуба, Союза Русских офицеров и армейской группы в Бургасе.

По своим политическим убеждениям С. Ф. Сулин был монархистом. Он активно участвовал в деятельности Бургасского отдела Общества почитателей памяти императора Николая II , созданного 19 июля 1929 года. С 1931 по 1940 годы С. Ф. Сулин был также сотрудником русского детского дома в Бургасе, где организовал театральный кружок среди воспитанников.

Из произведений Сергея Сулина в Болгарии были изданы в 1927 году сборник стихотворений «Лемнос» и в 1937 году сборник боевых казачьих песен «Донцы в Тавриде. 1919-1920 гг.», написанный по боевым дневникам частей Донского корпуса. В предисловии к этому сборнику Штаб Донского корпуса сообщал, что донской поэт Сергей Сулин был известен еще в России, по Великой войне, его казачьими песнями и патриотическими стихами. И здесь, в эмиграции, в тяжелой беженской обстановке, он создал в стихотворной форме и в песнях описание Крымского периода казачьей борьбы, которую вело Донское казачество на полях Таврии.13

1 марта 1941 года Болгария присоединилась к Трехстороннему пакту. Это обязательство сыграло очень важную роль в судьбе русских эмигрантов в стране. Нашествие гитлеровских войск на СССР активизировало деятельность Русского общевойскового союза в Болгарии. 24 июня 1941 года ряд членов организации обратился с призывом к начальнику ІІІ отдела РОВСа генералу Ф. Абрамову организовать русских, желающих сотрудничать с немецкой армией в деле ликвидации большевизма. ІІІ отдел РОВСа начал вербовку добровольцев в РОК в Болгарии в марте 1942 года. 12 марта он опубликовал Воззвание к начальникам частей и групп организации в Болгарии и к казачьим атаманам. Около 2 000 мужчин записалось в Русский охранительный корпус (РОК), являющийся частью немецкой армии и действующий на территории Югославии, что составило свыше 30 процентов от общего числа физически здоровых мужчин.

Отношение С. Ф. Сулина к этому вопросу можно только предполагать. Скорее всего, он сочувствовал продолжению борьбы, но вследствие пожилого возраста не мог участвовать в ней. Незадолго до смерти он получил болгарское подданство на основании удостоверения № 1185 от 1 марта 1942 года Министерства правосудия Болгарии. Умер С. Ф. Сулин от болезни 5 мая 1943 года в Бургасской городской больнице и был похоронен на местном кладбище. Согласно переписному листу в 1942 году он был неженатым, о детях его также ничего неизвестно. В настоящее время, по сообщениям из Болгарии, его могила в Бургасе не сохранилась.14

В начале 1940-х годов Сулин вел переписку с представителями Русского зарубежного исторического архива, Русского культурно-исторического музея в Праге, библиотеки Сербской патриархии по вопросам передачи своего личного архива и книг. Договоренность была достигнута с Русским заграничным историческим архивом в Праге, куда и была передана им в период 1938-1942 гг. на сохранение большая часть личного архива. В том числе и переписка, которая после 1945 года вместе со всем Пражским русским историческим архивом оказалась в Москве, а теперь хранится в РГАЛИ.15

С. Ф. Сулин в эмиграции вел переписку с множеством людей. Адресатов его писем можно условно разделить на три группы: бывших боевых товарищей и сослуживцев по Русской Армии, друзей-литераторов и родственников.

Среди его постоянных адресатов (27 писем, 1931-1942) был генерал-лейтенант Фёдор Фёдорович Абрамов (1871-1963), русский военачальник, участник Русско-японской и I Мировой войн, один из руководителей Белого движения во время Гражданской войны в России, председатель 3-го отдела Русского общевойскового союза в Болгарии. Во время Второй мировой войны участвовал в формировании казачьих частей, в деятельности «Комитета освобождения народов России», подписал Пражский манифест (1944). С. Ф. Сулин состоял в переписке с донскими атаманами Михаилом Николаевичем Граббе, Африканом Петровичем Богаевским (1872-1934) и его супругой Надеждой Ва-сильевной, урождённой Перрет, погибшей впоследствии при бом¬бардировке Белграда во время II Мировой войны. Среди его корреспондентов был Леонид Васильевич Богаевский (1867-1951), известный деятель Донского музея, проживавший в эмиграции в Югославии. Во время II Мировой войны он участвовал в формировании казачьих строевых соединений в составе германской армии и был представителем атамана Войска Донского в Югославии.

Большинство корреспондентов С. Ф. Сулина были товарищи по белой борьбе, бывшие корниловцы, дроздовцы, сотрудники боевой организации Кутепова. Среди них можно назвать Павла Евгеньевича Бураго, капитана Гавриила Павловича Жукова, начальника группы Корниловского полка в Болгарии Ивана Михайловича Кондратьева (1889-1945), подпоручика Анатолия Владимировича Бинецкого. Из донских сослуживцев присутствуют письма полковников Донской армии Татаркина Григория Васильевича (1873-1947) и Михаила Аникеевича Ковалева (1884-1945), с 1928 года возглавлявшего Донской казачий архив и бывшего начальником Общеказачьей группировки при РОВСе в Праге, члена наблюдательной комиссии по охране музейного и архивного имущества Войска Донского. Последний в 1945 году был арестован органами СМЕРШ в Праге и умер в заключении. Регулярно писали С. Ф. Сулину генералы-донцы: Петр Иванович Греков (1863-1951), атаман станицы Бургасской в Болгарии; Николай Григорьевич Зубов (1885-1968), последний начальник Атаманского военного училища; Григорий Петрович Лобов (1878- ?) и другие.

Среди адресатов Сергея Сулина – литераторов представлены такие известные люди как Сергей Яковлевич Эфрон (1893-1941), публицист, офицер Белой армии, первопоходник, муж Марины Цветаевой; архиепископ Алексий (Дехтерёв) (1889-1959), русский педагог, писатель, епископ Русской Православной церкви, во время гражданской войны в 1918-1920 бывший руководителем внешкольного детского воспитания на Дону, старшим скаутом и издателем «Педагогической газеты»; Михаил Дмитриевич Каратеев (1904-1978), кадет Полтавского кадетского корпуса выпуска 1919 года, георгиевский кавалер, впоследствии писатель, автор исторических романов и сотрудник журнала «Военная Быль»; Николай Васильевич Куницын, бывший редактор популярной в Таврии газеты «Сполох», бывший преподаватель истории в Усть-Медведицком Платовском реальном училище; Сергей Александрович Серапин (Пинус) (1875-1927), бывший преподаватель русского языка в Усть-Медведицком Платовском реальном училище, редактор журнала «Казачьи Думы» в Болгарии.

Литературная казачья семья группировалась перед войной в Париже вокруг журнала «Станица» и «Казачьего Альманаха», с 1937 года объединённая в «Кружок казаков-литераторов», членом которого был и Сергей Сулин. Из литераторов — донских казаков С. Ф. Сулин переписывался с поэтом Николаем Николаевичем Туроверовым, писателем и бывшим донским атаманом Петром Николаевичем Красновым, журналистом Сергеем Владимировичем Болдыревым (1890-1957), казаком станицы Богоявленской, Георгиевским кавалером I Мировой войны и участником Степного похода. Болдырев был известным журналистом и активно публиковался в русской эмигрантской печати, значительное число его материалов было опубликовано в журнале «Часовой». С 1948 года издавал в Шлясенгейме (Германия) «Казачий исторический календарь». В 1957 году, уже после его смерти, в Нью-Йорке был опубликован его исторический труд «Атаман Булавин». В архиве С. Ф. Сулина имеются также письма от Василия Степановича Крюкова (1893-1955), полковника Донского войска, известного казачьего деятеля, писателя и секретаря редакции журнала «Родимый край» (с 1954); Сергея Васильевича Рытченкова (1883-1975), полковника Донского казачьего войска, публициста, автора книги «259 дней Лемносского сидения» (Париж, 1933), автора воспоминаний: «Из прошлого» («Родимый край», 1930), «Каледин» («Часовой», 1933), «Части особого назначения в войну 1914-1916 гг.» («Часовой», 1960,1961, 1964).

Особый интерес представляют письма С. Ф. Сулину от родственников (47 писем) — Марии Степановны Карповой и Ольги Владимировны Карповой (Кузнецовой). Это семья близких друзей А. М. и М. П. Калединых, в доме которых в Новочеркасске жила Мария Петровна в 1915-1917 годах. Весьма вероятно, что их письма содержат воспоминания о первом выборном атамане.

Архив Сергея Федоровича Сулина, таким образом, представляет собой источник ценной информации по истории донской казачьей и литературной эмиграции.


Отзывы о статье можно отправить Светлане Павловне по адресу: ajnbyf65@mail.ru.


дом Сулиных в Новочеркасске
Дом Сулиных в Новочеркасске

Сулины Надежда Федоровна и ее сын Сергей Федорович
Сулины Надежда Федоровна и ее сын Сергей Федорович

Оборот Монтре
Оборот Монтре

Сулин Сергей
Сулин Сергей
Оборот Новочеркасск
Оборот Новочеркасск


Примечания:


1. Корягин С. В. Сб. «Генеалогия и семейная история Донского казачества», вып. 3, с. 35.

2. Корягин С. В. Сб. «Генеалогия и семейная история Донского казачества», вып. 3, с. 38.

3. Корягин С. В. Сб. «Генеалогия и семейная история Донского казачества», вып. 3, с. 39.

4. Корягин С. В. Сб. «Генеалогия и семейная история Донского казачества», вып. 3, с. 40.

5. «Разведчик», № 577 от 6 ноября 1901 г.

6. Корягин С. В. Сб. «Генеалогия и семейная история Донского казачества», вып. 3, с. 40.

7. «Донские областные ведомости», № от 14 августа 1910 г.

8. Краснянский М. Б. Донские уроженцы: Материалы к составлению словаря местных деятелей, собранные в Ростове-на-Дону за время 1925-1930 гг. Р/Д, 1930. Т. 2, с. 161.

9. Сулин С. Ф. Вторая отечественная война 1914-1915 гг. Сборник стихотворений к современным событиям. Новочеркасск, 1915 г. С. 4.

10. там же, с. 15.

11. Казаки в Чаталдже и на Лемносе в 1920-1921 годах. Белград, 1924 г. С. 15.

12. там же, с. 17.

13. Донцы в Тавриде: Сборник боевых казачьих песен 1919-1920: Написано по боевым дневникам частей Донского корпуса. (Авт.: Сулин Сергей.) - Бургас. [Болгария]: Изд. Штаба Донского корпуса, 1937 г.

14. Акт №399 Бургасской общины от 1943 года о смерти С. Ф. Сулина. Бургас. Болгария. Копия. /Сообщено Радославой Илчевой, доцентом Института литературы Болгарской академии наук (г. София)/.

15. РГАЛИ, Ф. 2273. Крайние даты документов: 1918-1944 гг. Количество единиц хранения: 210.

© Светлана Ягудина (рожденная Сулина), 2005—2017