english
suomeksi

Сулины.
клуб однофамильцев

Герб полковника Андрея Сулина

Историей своей семьи плотно я стала заниматься лишь с этого, 2004 года. До этого момента я пыталась узнать о своих предках от бабушек Сулиной Полины Ивановны, урожденной Стуловой, 1909 года рождения и Садыриной Ольги Петровны, урожденной Татариновой, 1911 года рождения.

Баба Оля и деда Федя, как мы их звали, это родители моей мамы. Жили они с 1949 года в финском доме в поселке Чайко Первомайского сельсовета Выборгского района Ленинградской области. Дед Федор Иванович Садырин был глухонемой, но не с рождения. Бабушка рассказывала, что его напугали в детстве. Любила она вспоминать свое счастливое детство в Кировской области, празднование масленицы, заботливых старших братьев, отца, как ее выдавали замуж. Увидела она впервые своего мужа, который был из другого села и сразу он "к сердцу припал" - так она говорила. Прожили они вместе долгую жизнь, воспитали четверых детей.

Баба Поля же, папина мама, нам ничего не рассказывала о своей жизни и наших предках. Жила она на Урале в поселке Черкаскуль Каслинского района Челябинской области. В детстве мы с братом ездили туда на летние каникулы. В доме на стенах в аккуратных рамках под стеклом бережно размещала бабушка фотографии своих пятерых детей, их жен и внуков. Она с удовольствием рассказывала нам, кто кому кем приходится, очень любила детей и всегда нянчилась если не со своими внуками, то с соседскими. Вместо одной ноги у нее был протез, она прихрамывала. О дедушке Сулине Иване Григорьевиче мы почти ничего не знали кроме того, что он давно умер, не знали отчего и когда. Но папа мой, Сулин Сергей Иванович, 1938 года рождения, хотя и не помнит своего отца, слышал от старших, что тот был коммунистом и хоронили его с большими почестями, даже приезжал на лошадях из района духовой оркестр. Папа рассказывал о трудном военном времени, когда был голод, но их семье государством оказывалась материальная поддержка после смерти моего деда.

Я всегда стремилась узнать о папином отце больше. В семье не сохранилось ничего о нем, и даже на кладбище был лишь безымянный холмик. Родные говорили, что в день похорон пропали все документы. После многих неудачных попыток разговорить бабушку и родных, я перестала их расспрашивать. В то время я не имела опыта поиска своих предков из каких-либо других источников.

И вот в январе этого года я случайно натолкнулась на статью в газете о 300-летней истории одной из семей. Рядом в колонке были указаны адреса и телефоны РГИА и ЦГИА Санкт-Петербурга. Я сразу решила воспользоваться полученной информацией и отправилась в РГИА, чтобы заняться поиском предков. В архиве мне очень повезло - там я познакомилась с членом РГО, администратором Петербургского генеалогического портала Экземпляровым Станиславом Олеговичем. Он оказал мне неоценимую помощь в моих первых шагах - познакомил с принципами работы по генеалогическому поиску, со многими источниками и генеалогами Санкт-Петербурга. Одновременно с работой в архиве над фамилиями Сулины, Стуловы, Садырины, Татариновы, Ягудины, я стала посещать семинары и встречи членов РГО, составила и послала запросы в Архивы и ЗАГСы Челябинской и Кировской областей. Получила по почте ответы из архива Кировской области о предках по маминой линии. По линии отца ответы приходили отрицательные. Не нашли даже свидетельств о смерти деда и бабушки, умершей 25 мая 1991 года в поселке Черкаскуль. Я отправила родственникам письма с предложением заполнить личные анкеты о себе и, если что-то помнят, о родителях. Ответы пришли лишь от Ягудиной Разии Мусаевны 1927 года рождения о предках из Ульяновской области, умерших в Узбекистане и Киргизии. На основании этих ответов продолжила переписку с архивами и ЗАГСами Ульяновска, Узбекистана и Киргизстана.

Так как с Урала не поступало никакой информации о моих предках, я понимала, что туда мне необходимо съездить лично, чтобы расспросить родных и близких, выявить и ознакомиться с архивными документами, посетить краеведческие музеи, познакомиться с местными краеведами и генеалогами. Тем более, что уже около года я не видела своего папу и собиралась ехать в те края. Я мечтала подышать воздухом моих предков.

И вот наконец моя поездка состоялась. Напутствовал меня Герман Витальевич Гассельблат, заместитель председателя УГО, снабдив ходатайствами в Архивы, советами на основе своего богатого опыта, без которых я не смогла бы эффективно в сжатые сроки получить максимум нужной мне информации.

Итак, 23-го июня 2004 года в 9 часов утра на поезде из Санкт-Петербурга я прибыла в Екатеринбург. Первым делом направилась в ГАСО. Архив работает с 8:30 до 17 часов. Директор Коновалов Валерий Иванович внимательно выслушал, подписал временное разрешение на работу в читальном зале до 30-го июня, так как с 1 июля архив закрывается на летний период. Заведующая ознакомила с правилами работы в читальном зале - исследователь ежедневно может получить не более 10 дел и 5 описей. Дела выдаются: заказанные до 13 часов - на следующий день, заказанные после 13 часов - через день, приезжим - в тот же день. Ознакомившись с путеводителем и некоторыми описями, заказала дела и уже в течение часа получила их. Пока ждала, ознакомилась с предложенной литературой в читальном зале: "Уральская родословная книга - крестьянские фамилии" , "Уральские фамилии" и "Уральский исторический ономастикон".

В тот же день посетила ГААСО. Там очень быстро получила ответ, что интересующего меня человека в базе данных архива нет. Затем посетила информационный центр ГУВД Свердловской области. С вахты позвонила по местному телефону в отдел спецфондов и сотрудник отдела через несколько минут ответил, что и там лица с интересующей меня фамилией на учете нет, порекомендовал обратиться также в областной Центр документации общественных организаций, расположенный на улице Пушкина. Но времени для поиска в Екатеринбурге уже не оставалось.

Я поехала в сельскую местность, поселок Черкаскуль Каслинского района Челябинской области, где последние свои годы жили мой дед Сулин Иван Григорьевич и бабушка Полина Ивановна, где проживает и мой папа со второй женой Лидией Леонидовной Басковой и сыном Андреем. Дома меня радостно встретил папа, он был в отпуске, а Лидия Леонидовна была на работе до 8 часов вечера. Пока мы ее ждали, я объяснила, почему просила не встречать меня в Екатеринбурге, что ходила в Архивы. Как всегда папа спросил: "Ну зачем тебе это надо? Все-равно ты ничего не найдешь. Это так давно было! Тогда ведь было такое время, порядка здесь не было. Не трать зря время, отдыхай". Я сказала, что хочу все же попытаться найти хоть какую-нибудь информацию, рассказала, что уже удалось найти о предках по линии мамы. Видимо он понял, что в этот раз я приехала не только к нему, и серьезно намерена продолжать поиск. Спокойно убедила, что любые воспоминания, связанные с дедом, могут оказаться полезными и помочь в поиске. И папа стал рассказывать, что помнил по рассказам, услышанных от очевидцев. Дед воевал в гражданскую войну вместе с дядей Мишей Шитовым, был кавалеристом, но не в регулярной армии. Снарядом деду оторвало ноги. А умер он еще до Великой Отечественной в марте 1941 или 1940 года в Воздвиженской больнице. Потом вспоминал папа рассказы о помещиках братьях Злоказовых, владельцах местного винокуренного завода, и все что связано с этим заводом. Как потом в здании завода была колония по типу Макаренко, а потом в этом же здании располагался Черкаскульский детский дом. Я вспомила выписанные из Памятных книг губерний Российской империи сведения, что в Черкаскуле было заводское училище, а папа спорил, что училища никогда не было и рассказывал, что и когда было в каких зданиях и как хорошо это строилось, что до сих пор стоит.

На следующий день с Андреем поехали посмотреть "похозяйственные книги" в местном сельсовете поселка Воздвиженка, но Главы Администрации на месте не оказалось, а специалисты на мои вопросы ответить не смогли.

Поехали тогда в город Касли. Напротив городской Администрации расположился Горсобес. Так как бабушка была пенсионеркой, я планировала туда зайти, чтобы спросить у работников Собеса, имеется ли у них архив, так как умерла бабушка в 1991 году. В бухгалтерии мне нашли связку номер 568, пенсионное дело Стуловой, а не Сулиной Пелагеи Ивановны, а документов деда не обнаружили. Из дела бабушки я узнала много нового для себя. Например, почему дело оформлено на девичью фамилию. В деле фигурирует решение суда со следующими фактами: что свидетельство о браке было утеряно, паспорт был выдан в период паспортизации в 1957 году на основании метрического свидетельства о рождении на имя Пелагеи Ивановны Стуловой, а трудовая книжка выдана ранее на фамилию Сулина и имя Апполинария. Выяснилось место работы бабушки до назначения пенсии. Я же думала, что она, будучи без ноги, считалась инвалидом и нигде не работала. В этом же деле была выписка из паспорта с точным местом ее рождения, выписка из трудовой книжки, справка с места работы о ее должности и о состоянии архива предприятия, а так же многие другие сведения. Из этого же дела я узнала, что с 5 лет бабушка воспитывалась в детском доме, а в 1929 году она вступила в "юридический брак" с моим дедом. Некоторые листы из дела удалось ксерокопировать.

Далее в Каслях посетили Центральный городской архив на улице Ломоносова дом 10. Там не удалось получить никакой информации о наших предках, рекомендовали обратиться в районный ордел ЗАГС.

В отделе ЗАГС записи о смерти Сулина Ивана Григорьевича по поселку Черкаскуль и Воздвиженка не выявили, решили посмотреть по поселку Клеопино, где он был захоронен. И вот - удача! Обнаружилась запись за номером 9 от 26 марта 1940 года, Сулин Иван Григорьевич умер в возрасте 43-х лет, русский, пенсионер, место работы - Черкаскуль Уфалейского а не Каслинского, как в настоящее время, района. Умерший 17 лет жил в месте регистрации смерти, причина смерти - грипп, предъявлено врачебное свидетельство, заявиталь - Каблукова Елизавета Алекс. (так сокращено в документе). А бабушкино свидетельство о смерти тоже обнаружилось за известное время на девичью фамилию Стулова да к тому же на имя Прасковья, хотя все остальные данные - ее. Так что порядка в записях действительно было мало.

Зашли мы еще в военкомат города Касли, там архивные документы сохранены с 1943 года, но дед умер раньше и мы ничего не смогли бы найти о нем. Намереваюсь обратиться в Уфалейский райвоенкомат, возможно там имеются сведения за предыдущие годы.

Рядом с военкоматом на улице Советской дом 38 музей Каслинского литья, один экспозиционный зал, прекрасный экскурсовод. Краеведческого музея в городе нет, но много различной информации хранится в музее Каслинского литья, можно оформить разрешение на работу с фондами. Планирую в следующую поездку поработать в этом музее.

На следующий день, в пятницу ездили по другим делам в Касли, фотографировались, зашли в церковь.На обратном пути заехали на озеро Синара. Погода стояла великолепная. В выходные дни я общалась со своими родными, по крупицам собирала у них отрывочные сведения о наших предках и о крае, фотографировала, читала, встретила у П.П. Бажова упоминания о поселках Черкаскуль, Воздвиженка, о братьях Злоказовых, скупивших у башкир землю за гроши и владевших построенными винокуренным заводами в Черкаскуле и стекольным в Воздвиженке. Составляла планы дальнейшей работы.

26-го июня ездили снова по сельским советам поселков Григорьевка и Воздвиженка, где выяснилось, что похозяйственные книги хранятся только с 1967 года. Глава администрации в Воздвиженке Дегтева Мария Михайловна порекомендовала встретиться с жителями поселка Бухаровыми, так как их сын занимается генеалогией. Когда побеседовала с ними, оказалось, что это и есть тот самый Владимир Леонидович Бухаров, номер телефона которого мне подсказали еще в Санкт-Петербурге. 1-го июля я встретилась с ним в Челябинске, где он живет и работает. От него я узнала о новых источниках и адреса людей для будущих контактов, что позволит мне больше узнать об истории интересующих меня мест и лиц.

Так за неделю на месте мне удалось узнать больше, чем из Санкт-Петербурга за несколько месяцев, хотя в Челябинский областной архив я не попала, так же как и в районный центр Верхний Уфалей, к которому раньше относился Черкаскуль.

Сокращения:

ГААСО - Государственный архив административных органов Свердловской области
ГАСО - Государственный архив Свердловской области
РГО - Русское генеалогическое общество
УГО - Уральское генеалогическое общество

Статья опубликована в журнале Уральского генеалогического общества "Сплетались времена, сплетались страны...", выпуск 13, Санкт-Петербург, 2004 г., стр. 95-98.

 

© Светлана Ягудина (рожденная Сулина), 2005—2017